Рассказы об операциях

Последние шесть лет я живу со знанием того, что мама и папа – не мои кровные родители, а я не знаю, какой я национальности. Одно знаю точно, чистокровной русской я не являюсь. Мои биологические родители, судя по всему, были откуда-то из средней Азии.

Мое детство было очень счастливым. Родители безумно меня баловали, я никогда не чувствовала себя в чем-то ущербной. Мама работала парикмахером, папа – строителем. Мы жили на самой окраине столицы. Чтобы доехать до Арбата, нужно было три часа провести в метро и в автобусе. И, тем не менее, я всегда чувствовала себя москвичкой. Летом меня всегда отправляли к бабушке под Рязань, где вместе с окрестными мальчишками и девчонками я купалась в речке и ловила карасей.

Все изменилось, когда я пошла в первый класс. Родители отправили меня в элитную школу, чтобы я получила хорошее образование. Потом записали еще на музыку, танцы, а зимой я осваивала лыжи и коньки. Так продолжалось класса до пятого, когда я впервые узнала о том, что люди, как, оказалось, бывают разные. Дети русских родителей негативно относились к тем, кто был не похож на них. У меня был нос горбинкой, сросшиеся брови, широкая попа и маленькая грудь.

Около двух лет тому назад я обратилась в клинику, рекламирующую безоперационное увеличение груди. Мне выдали крем, в котором содержались вещества, близкие к женским гормонам. И что же обещалось? Грудь, такая же соблазнительная и большая, как у Памелы Андерсон. Ан, нет, не вышло. И знаете, что обидно? Хоть и увеличение груди минимум на один размер обещалось, грудь осталась прежней, а деньги, в размере ежемесячной зарплаты, потраченные на покупку чудодейственного препарата, мне так и не были возвращены.

С тех пор больше к ним я не обращалась. Жалко было как денег, так и затраченных моральных и душевных сил. Женщины со мной согласятся, переживать несбывшиеся надежды всегда очень и очень обидно.

Впервые недовольство грудью возникло у меня лет в 14. Нулевой размер, грудь любого нормального подростка, осталась со мной навсегда. Тогда все девочки щеголяли в джинсовых декольтированных сарафанах, тогда как я носила бесформенные майки, чтобы скрыть этот ужасающий дефект. К сожалению, десять лет назад о пластической хирургии мы слышали только в сочетании с такими понятиями как Америка, Голливуд и знаменитости. О том, что это возможно и делается у нас в России, мы даже не предполагали.
Время шло, и чего я только не перепробовала. Было все – крема, БАДы, мази, таблетки, экстрасенсы, шаманки. Я цеплялась за любой способ увеличить грудь хотя бы на один размер. В фитнес-центре у меня был уже постоянный годовой абонемент и 45% скидка постоянного клиента. Я живу в Москве, в самом центре, кто знает эти расценки, меня поймет, на мою грудь уходило денег весьма не мало.
Не верьте, девочки, все врут. Никакие супер-крема или упражнения на увеличение бюста увеличить не развитую грудь не могут. Это ложь! Если уж у вас грудь не развита, тут сделать самой ничего нельзя. Даже контрацептивы, содержащие женский гормон эстроген, лишь слегка увеличил мою грудь. Все предпринятые действия не дали мне даже перейти в категорию женщин с первым размером.

Не припомню, чтобы в подростковом возрасте у меня были комплексы по поводу размеров моей груди. Конечно, одноклассницы уже вовсю носили лифчики. Мне тоже мама с теткой накупили всяких кружевных маечек (лифчиками их назвать язык не поворачивается). Но я упорно не хотела их носить, поскольку они мне жутко мешали. В институте соседкой по комнате оказалась девушка с пышными формами, не полная, но, что называется «все было при ней». Может быть, именно тогда и родился этот комплекс неполноценности. Я смотрела, как моя подруга холила и лелеяла свой третий размер, и как к ней выстраивалась очередь из парней. Будучи девушкой симпатичной, я тоже не была обделена мужским вниманием, однако сексуальность подруги все-таки шла впереди нее и задвигала меня на задний план.

Естественно, выбор однозначно остановился на самых известных хирургах: Павлюченко, Рыбакин, Левин. Кандидатура остальных даже не рассматривалась, поскольку я считаю, что доктор обязан иметь гигантский опыт, чтобы я ему доверила операцию над собой. Первым был Павлюченко, поскольку к Рыбакину и Левину было не так просто записаться даже на консультацию.

Отсутствие груди (даже до первого номера не дотягивала) было комплексом со школьных лет. Переодеваться на физкультуру или в бассейне было целым испытанием. После родов и кормления ребенка тот объем, что был, еще и уменьшился и через грудную железу можно было прощупать свободно ребра.

Страницы